Канадская пара, родив ребенка, поставила эксперимент, лишив его (или ее) пола

Канадская пара решила скрыть от всего мира пол своего новорожденного ребенка. Младенцу всего четыре месяца, но о том, мальчик это или девочка, не знает никто, кроме матери, 38-летней Кэти Уиттерик, отца, 39-летнего Дэвида Стокера, двух их сыновей пяти и двух лет, ближайшего друга семьи и двух акушерок, помогавших появлению на свет этого юного жителя (или этой юной жительницы?) Торонто, пишет Захари Рот в блоге на сайте Yahoo News. Свой пол ребенок выберет, когда подрастет, объявили родители.

Имя ребенку дали странное — Сторм. Впрочем, в честь шторма можно назвать как мальчика, так и девочку. Имя это было присвоено в честь урагана и туч — за их красоту и изменчивость, пояснили родители. В письме, которое разослали по электронной почте родители младенца, сказано: \»Мы решили пока не разглашать половую принадлежность Сторма — ради свободы выбора вместо ограничений, ради того, чтобы мир при жизни Сторма стал более прогрессивным местом\».

\»Если ты действительно хочешь узнать человека, ты же не спрашиваешь, что у этого человека между ног\», — говорит отец ребенка. Поэтому даже бабушки и дедушки не знают, внук у них или внучка.

Канадская пара решила скрыть от всего мира пол своего новорожденного ребенка. Младенцу всего четыре месяца, но о том, мальчик это или девочка, не знает никто, кроме матери, 38-летней Кэти Уиттерик, отца, 39-летнего Дэвида Стокера, двух их сыновей пяти и двух лет, ближайшего друга семьи и двух акушерок, помогавших появлению на свет этого юного жителя (или этой юной жительницы?) Торонто, пишет Захари Рот в блоге на сайте Yahoo News. Свой пол ребенок выберет, когда подрастет, объявили родители.

Имя ребенку дали странное — Сторм. Впрочем, в честь шторма можно назвать как мальчика, так и девочку. Имя это было присвоено в честь урагана и туч — за их красоту и изменчивость, пояснили родители. В письме, которое разослали по электронной почте родители младенца, сказано: \»Мы решили пока не разглашать половую принадлежность Сторма — ради свободы выбора вместо ограничений, ради того, чтобы мир при жизни Сторма стал более прогрессивным местом\».

\»Если ты действительно хочешь узнать человека, ты же не спрашиваешь, что у этого человека между ног\», — говорит отец ребенка. Поэтому даже бабушки и дедушки не знают, внук у них или внучка.

Решение, которое приняли Стокер и Уиттерик, позволяет их сыну или дочери выбрать, кем он или она захочет стать. \»Мы заметили, что родители так много выбирают за своих детей. Это отвратительно\», — говорит Стокер, работающий учителем в школе. Общество направляет детям многочисленные сигналы, свидетельствующие, что они должны втискиваться в заготовленные для них ячейки, в том числе по половой принадлежности.

\»Мы подумали, что если мы отложим распространение информации о поле ребенка, то отобьем пару миллионов таких сигналов к тому времени, как Сторм примет решение, делиться ли самому (самой) этой информацией,\» — прибавила мать ребенка. В письме она также написала: \»Фактически, не сообщая пол моего драгоценного ребенка, я говорю миру: пожалуйста, дайте Сторму просто определиться самостоятельно, кем он(а) хочет стать!\»

Эксперименты над детьми

К мысли скрыть пол ребенка Уиттерик пришла, когда была беременна. Ее сын Джазз проходил через период осознания собственной половой принадлежности. Тогда мать подумала, что должна поддержать его в этом деле. Отец же нашел написанную в 1978 году книгу, в которой рассказывалось о ребенке, выросшем без акцентирования своей половой принадлежности, при этом ребенок был счастлив и хорошо приспособлен к обществу.

К тому же над своими детьми, пятилетним Джаззом и двухлетним Кио, родители экспериментировали и раньше. Когда Джаззу исполнилось полтора года, его привели в магазин детской одежды и предложили самостоятельно выбрать одежду, причем в любой секции — хоть для мальчиков, хоть для девочек. Когда Кио достиг этого возраста, с ним поступили подобным же образом. Мальчики также самостоятельно решают, стричь им волосы или отращивать.

Хотя Джазз мог бы уже начать ходить в школу, он получает домашнее образование, причем не по какому-либо плану, а основанное лишь на собственном любопытстве. Эта концепция не предусматривает дневников, учебников и экзаменов.

Оба сына решили носить розовое и отращивать длинные волосы, поэтому их часто принимают за девочек. Но ни отец, ни мать не поправляют прохожих, называющих их девочками: дети сами могут это сделать, если хотят.

Но вот Джазз, например, хотя и одевается как девочка, не хочет, чтобы его принимали за таковую, хотя лишь на днях выбрал себе в магазине розовое платье. При этом недавно ребенок попросил мать дать понять руководителям детского центра в High Park (крупный благоустроенный парк Торонто), который хотел бы посещать, что он именно мальчик. К тому же он принял решение не ходить в традиционную школу именно из-за возможных вопросов о его половой принадлежности, которые смущают его.

Мать упорствует в своих методах воспитания. \»Все спрашивают нас: Когда это закончится? А мы всегда отвечаем на этот вопрос так же: действительно, когда это закончится? Когда мы будем жить в мире, где люди самостоятельно делают выбор о том, кем им быть?\»

Настаивая на подобном толковании свободы развития человеческой личности, родители придерживаются левых политических убеждений. Например, они посещали горные районы Мексики, где встречались с революционной группировкой сапатистов, а также летали на Кубу, где жили в семьях, изучая историю революции.

Проблемы уже начались

Общество настороженно относится к такой манере воспитания детей. Окружающих беспокоит прежде всего то, что детям, когда они вырастут, придется очень нелегко в нашем жестоком мире, отмечает канадский тематический сайт ParentCentral.

Уже сейчас они начинают сталкиваться с непониманием. Например, во время поездки в город Хэмильтон две девочки в парке сказали, что не хотят играть с \»девочкой-мальчиком\». Продавщица в магазине подержанных вещей отказалась продавать для Джазза розовое боа из перьев. \»Конечно, вы не купите это для него — он же мальчик!\» — воскликнула она. Расстроенная, но не желающая беспокоить Джазза, Уиттерик покинула магазин.

Конечно, она думает о том, не подвергнутся ли ее дети остракизму. Но, философски замечает мать, над всеми нами в какой-то степени издеваются окружающие за то, как мы выглядим, за то, как мы одеваемся и за то, как мы думаем. Уж если тебя дразнят, лучше твердо придерживаться своей самобытности, нежели чем пытаться влиться в коллектив, полагает она.

Психолог Дайана Эренсафт признает наличие различных видов отклонений у детей, пытающихся определиться со своей половой принадлежностью, но все же считает, что нежелание сообщать окружающим пол своего ребенка лишает его (ее) возможности обозначить свое место в мире, хотя бы и добровольно.

Один из мировых экспертов в области половой идентификации, руководитель специализированной службы для детей Центра зависимостей и умственного здоровья Торонто доктор Кен Цукер считает, что определяющими факторами являются не природные задатки, а воспитание. \»Даже если родители не сделали выбор — и в этом тоже заключается выбор, который повлияет на детей\», — говорит он. Но нанесет ли такое воспитание психологический вред ребенку, Цукер сказать затрудняется. \»Видно будет\», — говорит он.

Родители намерены сохранять пол ребенка в тайне до тех пор, пока сам (сама) Сторм, Джазз и Кио будут с этим согласны.

Очевидно, общественное обсуждение столь экзотического решения родителей будет лишь нарастать, отмечает британская газета The Times. Родители больше не желают давать интервью — они не хотят, чтобы дети почувствовали себя кем-то вроде экзотических жуков. Сами дети, пояснила мать, сказали, что во внимании прессы не нуждаются.

http://palm.newsru.com/world/25may2011/storm.html

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *