Михаил Веллер. Премия Дарвина

То есть из генофонда человечества изымаются гены идиотов. Попахивает реакционной евгеникой и постмодернистским цинизмом.
Как бы такая эпитафия в жанре черного юмора — за самую кретинскую смерть года. Но все демократично. Возникнув на излете XX века, она дается исключительно общим анонимным голосованием открытого интернет-сообщества. Рыбак рыбака видит издалека.
…Первую премию получил сметливый парень, который бил автомат с кока-колой, решив выбить из него бутылочку бесплатно, пока нокаутированный автомат не упал и, в свою очередь, пришиб его насмерть.
Прекрасен был туземец, сидевший на суку красного дерева и пиливший его на продажу, пока перепиленный сук не избавил его от всех материальных забот.
Отдельный раздел занимает длинный мартиролог переростков, с моста помочившихся прицельно на высоковольтные провода.
Почетное место принадлежит арабской семье, поочередно спускавшейся в узкий колодец для спасения упавшего цыпленка, и в той же очередности утонувшей там в полном составе.
Честно заслужили славу четверо бандитов, которые перегораживали своей БМВ ночное шоссе и грабили остановленные фургоны. Водитель огромного трака заснул за рулем и был разбужен хрустом под задними колесами.
Не все заботятся о своих генах самостоятельно. Иногда вмешивается Господь. Возникает ощущение, что Парень Наверху порой не может совладать с собственным чувством юмора. Читать/смотреть далее

.

Эволюция в действии

Бесконечная череда деяний во имя Премии Дарвина, поневоле наводит на мысль: а не «завис» ли процесс эволюции за последние 2000 лет? Если число любителей рискнуть собственной жизнью неуклонно сокращается вследствие совершаемых ими глупостей, почему до сих пор среди нас есть люди, видящие забаву в том, чтобы поцеловать в морду кобру или подняться чуть ли не в стратосферу на садовом стульчике, привязанном к баллонам с гелием?

Не стоит глумиться над эволюцией, ссылаясь на ее неэффективность. Порой действительно кажется, что она буксует, однако на то есть весомая причина. Некоторые гены задерживаются в генофонде потому, что они оказывают определенное положительное влияние, которое компенсирует отрицательное. Рассмотрим для примера такую хорошо изученную генетическую болезнь, как гемолитическая анемия.
Она вызывается мутацией, в результате которой частицы, разносящие кислород по кровеносной системе, перестают нормально функционировать: они становятся как бы липкими, склонными склеиваться между собой. Если ребенок унаследовал гемолитическую анемию от обоих родителей, весь его гемоглобин приобретает эту склонность к слипанию. Когда уровень кислорода в его крови понижается — как, например, во время физических нагрузок, — образуются длинные гемоглобиновые цепочки, которые могут тянуться через все кровяное тельце. Эти поврежденные клетки более хрупки, несут меньше кислорода и забивают кровеносные сосуды. Гемолитическая анемия — это болезнь, весьма неприятная во многих отношениях.
И все же она очень часто встречается в странах, где широко распространена малярия. Как же может столь глубокое генетическое заболевание сохраняться в генофонде? А дело в том, что она защищает своих «хозяев» от малярии. У тех, кто унаследовал гемолитическую анемию только от одного из родителей, ее симптомы проявляются в гораздо меньшей степени, однако и эти люди менее подвержены малярии.
Они защищены потому, что их кровяные тельца начинают деформироваться только в условиях, когда уровень кислорода крайне низок. А в клетках, пораженных малярией, этот уровень исключительно низок, потому что малярийный плазмодий, размножаясь, «съедает» весь наличный кислород. Это означает, что повреждаются только клетки, зараженные малярией, а когда погибает клетка, вместе с ней приходит конец и «гостившей» в ней малярии.
Этот защитный эффект гемолитической анемии показывает, как вредоносный ген может являть собою фактор, спасающий жизнь. А еще он помогает объяснить, почему люди с, казалось бы, роковыми наклонностями до сих пор находятся среди нас. Возможно, именно свойство забывать об опасности (во многих случаях грозящее смертью) придавало нашим предкам храбрость, необходимую для того, чтобы вонзить копье в несущегося на них бизона.
Может быть, невероятно низкая способность мыслить разумно, демонстрируемая героями следующих историй, порождена геном, чей побочный положительный эффект просто еще не выявлен. Мы можем только надеяться на это. Читать/смотреть далее

Утрата фамильных ценностей

Некоторые истории посвящены редкой разновидности лауреатов Премии Дарвина — тем, кто все-таки выжил. Ведь смерть — не единственный путь к этому титулу; потеря орудия воспроизводства также служит поводом для номинации. И вот тут оказывается, что мужчины отличаются прямо-таки поразительной склонностью приводить свою любимую игрушку в полную или частичную негодность. А лишившись гениталий, мужчина лишается и возможности передать свои безалаберные гены грядущим поколениям.

Многие возражают против присуждения Премии Дарвина мужчинам, потерявшим свое мужское достоинство. Если представитель сильного пола утрачивает только пенис, его яички не перестают вырабатывать сперму, способную оплодотворить яйцеклетку in vitro. Если речь идет о потере яичек, то ведь остаются другие клетки, а учитывая темпы развития науки о клонировании, можно предположить, что ее объектом вскоре станут не только подопытные животные. Таким образом, задача безвозвратного уничтожения генов еще более осложнится.

А кто может с абсолютной уверенностью утверждать, что мистер Такой-то никогда не делал взносов в банк спермы и его послание в будущее не дремлет где-то, замороженное, грезя о подходящем инкубаторе?

Эта глава посвящена мужчинам, лишившимся возможности производить потомство. Однако мы достаточно мудры, чтобы рассмотреть и прямо противоположный вариант, т. е. когда мужчина тем или иным образом многократно увеличивает свои шансы на воспроизведение. Такого человека можно считать чем-то вроде антидарвиновского лауреата.

Почему среди лауреатов Премии Дарвина так мало женщин? Связан ли этот факт с тем, что в их организме куда меньше тестостерона? Или он обусловлен свойствами одного из немногочисленных уникальных генов Y-хромосо-мы? А может, женщины просто более благоразумны? Как бы то ни было, численное преимущество номинантов-мужчин просто поразительно.

Недавно один врач, сотрудник лаборатории искусственного оплодотворения, был осужден за тайное использование собственной спермы, так сказать, в служебных целях. В большинстве стран это считается неэтичным. Международный Комитет по изучению этических аспектов репродукции человека заявляет, что представители медицинского персонала, работающего в подобных лабораториях, не должны выступать в качестве доноров. Однако упомянутый врач заявил в свое оправдание, что его свежая сперма куда более эффективна, чем замороженная, а посему и процент успеха в его клинике гораздо выше, чем в других.

Конечно, его понятия о врачебной этике оставляют желать лучшего, но в отличие от большинства из нас он славно потрудился для того, чтобы его гены были широко представлены в следующем поколении. Поэтому ему присуждается наша первая антидарвиновская премия.

Лауреаты же Премии Дарвина, о которых сейчас пойдет речь, к сожалению, лишили себя шансов на участие в появлении на свет следующего поколения. Читать/смотреть далее

Расходящиеся пити эволюции

Не кажется ли вам, что идиоты размножаются быстрее и начинают это делать в более раннем возрасте, чем среднестатистические представители человечества? И не создалось ли у вас впечатления, что гении размножаются куда реже и приступают к этому процессу позже, чем обычные, рядовые экземпляры нашего вида? А если это действительно так, то к каким изменениям в популяции землян это может со временем привести?

Возьмем в качестве наглядного примера двух, так сказать, экстремалов эволюции — кроликов, плодовитость которых вошла в поговорку, и панд, размножающихся медленно и в естественных условиях, а уж в неволе-то зачастую и вообще остающихся без потомства. А теперь представим себе, что эти животные решили поиграть между собой в перетягивание каната.

Если пара кроликов за 25 лет своей жизни произведет на свет всего 5 детенышей, а пара панд за 45 лет — троих, то какая картина будет наблюдаться через несколько поколений? Если для начала взять, как Ной в свой ковчег, «всякой твари по паре», то за 225 лет (5 поколений) популяция панд возрастет до 15 голов. Число же кроликов за тот же самый период (для них это будет 9 поколений) достигнет впечатляющей цифры 7600.

Для потомков изначальной пары панд окажется довольно проблематично тягаться с таким количеством длинноухих соперников. Но откуда берется столь гигантская разница? Может быть, мы чего-то не учли?

Вы испытаете облегчение, узнав, что такой неучтенный фактор и в самом деле существует. Вспомните, что чуть выше говорилось о кроликах: эти не отличающиеся особым умом зверьки размножаются поразительно быстро. Но если они глупы, то они должны и гибнуть быстрее. Предположим даже, что один из 5 кроликов подвергся опасности и погиб, не успев произвести потомства. Однако и в этом случае через 225 лет кроликов останется более 1000. Совершенно очевидно, что природа благосклонна к тем, кто размножается быстрее.

Число лет Число детенышей панды Число лет Число крольчат
0 2 0 2
45 3 25 5
90 5 50 13
135 7 75 31
180 10 100 78
225 15 125 195
150 488
175 1221
200 3052
225 7629
Число лет Число выживших кроликов
0 2
25 4
50 8
75 16
100 32
125 64
150 128
175 256
200 512
225 1024

Если применить эту модель к людям, то получится, что уже много поколений назад нашу планету заполонили представители глупого, но быстро размножающегося контингента. Возможно, именно поэтому соискатели Премии Дарвина прямо-таки косяком плывут навстречу своей судьбе, как в тех историях, которые вам сейчас предстоит прочитать. Читать/смотреть далее

У позорного столба эволюции

Премии Дарвина, о которых идет речь, присуждены людям, оказавшимся в разного рода компрометирующих ситуациях. Да еще каких! Одержимость нашего вида сексом особенно громко заявляет о себе тогда, когда она приводит к особо унизительным публичным разоблачениям.

Страсть к сексу толкает нас к деяниям, имеющим весьма печальные последствия для генофонда.

Так, одна из премий этого раздела присуждена двум жителям Калифорнии — матери и сыну, состоящим, как недавно стало известно, в кровосмесительной связи. У них к тому же есть и ребенок — девочка, а женщина беременна вторым.

Инцест приводит к весьма серьезным последствиям. Когда родители состоят между собой в близком родстве, у их детей гораздо больше шансов родиться с различными генетическими дефектами.

Упомянутая история выплыла на свет божий, когда девочка сказала в школе, что больше не хочет жить дома, потому что мать заставляет ее называть брата папой. Судя по всему, связь между этой 43-летней женщиной и ее 23-летним сыном длится уже несколько лет. Женщина пыталась убедить полицию в том, что живущий в ее доме молодой человек не является ее сыном, однако метрики подтвердили их родство.

Школьные власти обратились в суд: слишком уж высок риск генетических нарушений у детей, рожденных от кровных родственников.

— Они продолжают производить на свет детей и, похоже, вовсе не собираются прекращать это занятие, — сказал заместитель окружного судьи, твердо намеревающийся не спускать на тормозах подобные случаи. — Именно это возмутило меня больше всего.

Многие генетические нарушения имеют рецессивный характер. Это означает, что здоровый ген, унаследованный от одного из родителей, как бы маскирует присутствие нездорового гена, унаследованного от другого. Считается, что каждый из нас носит в себе 7 потенциально смертоносных рецессивных мутаций. Выживаем мы потому, что у отца и матери рецессивные мутации различны, так что «хороший» ген защищает нас от «плохого».

Ребенок же, рожденный от матери и сына, подвержен гораздо большему риску иметь как бы копии-близнецы рецессивных генов, что ведет к серьезным заболеваниям генетического характера. Вот почему браки между членами одной и той же семьи запрещены у большинства народов.

Об этом должны знать все, и прежде всего сами партнеры по инцесту: может быть, хоть это заставит их одуматься.

Источник: San Francisco Chronicle, San Jose Mercury News, Contra Costa Times. Читать/смотреть далее

Несколько замечаний касательно потомства

Некоторые истории объединяет один общий элемент: тестостерон. Действия номинантов до такой степени недальновидны, до такой степени противоречат здравому смыслу, что объяснить их можно, наверное, лишь некой врожденной потребностью в повышенном риске. Знакомясь с этими историями, невольно задаешься вопросом: а что, если эти люди уже успели обзавестись потомством?

Должен ли номинант быть автоматически дисквалифицирован, если у него есть дети? Поскольку в определении нашего поведения и наших решений в тех или иных ситуациях играют свою роль факторы как генетические, так и связанные с окружением, нам придется рассмотреть в качестве источника потенциальных кандидатов на Премию Дарвина и те и другие, а уж потом попытаться ответить на этот вопрос.

Чтобы облегчить самим себе поставленную задачу, рассмотрим следующий конкретный пример. Представим себе, что единственной причиной того, что человек становится лауреатом Премии Дарвина, является наличие у него гипотетического гена подрывника-неудачника — гена, заставляющего его игнорировать потенциальные неприятные последствия несерьезного обращения с минами и гранатами.

Человек, обладающий этим воображаемым геном, склонен преуменьшать опасность, считая, что «умеет обращаться со взрывчаткой», а посему ему ничто не грозит. Сколько бы ему ни довелось видеть на кино-или телеэкране кадров с разлетающимися в разные стороны частями человеческого тела, скольких бы,он ни знал лично людей, пострадавших при взрывах, он все равно будет мнить себя большим докой в этом деле, а следовательно, неуязвимым.

И вот в один прекрасный день ему придет в голову поиграть в русскую рулетку с противотанковой миной, как это пришло в голову трем парням, о которых вы прочтете в истории «Роковой пинок», и его сыну придется предавать земле то немногое, что от него осталось.

Сын этого человека унаследовал половину генов отца и половину — матери. Он должен быть попросту благодарен судьбе за то, что у него вдвое меньше шансов носить в себе папин роковой ген подрывника-неудачника. Поскольку есть большой процент вероятности того, что дети не заполучили этот малоприятный ген, наличие потомства никак не мешает родителю-подрывнику стать лауреатом Премии Дарвина.

Однако генетическая сторона дела — это лишь часть обсуждаемой проблемы. Наше окружение также играет свою роль в склонности того или иного индивидуума рисковать собственной жизнью и здоровьем. Это разделение известно как конфликт «природа против природы», и специалисты регулярно высказывают противоречивые мнения по этому вопросу. Давайте посмотрим, как фактор окружения может повлиять на получение человеком Премии Дарвина.

Если отец ребенка обладает геном подрывника-неудачника, этот ребенок под влиянием папы может усвоить, что играть со взрывчаткой — дело вполне нормальное. Даже если сам ребенок не носит в себе упомянутого гена, он имеет серьезные шансы сделаться лауреатом Премии Дарвина, потому что его окружение внушает ему мысль: ты умеешь обращаться со взрывчаткой. Пока рядом папа, вдохновляющий своего отпрыска на рискованные действия, можно считать, что само социальное окружение сына прямо-таки подталкивает его навстречу опасности.

Но предположим, что папа бросает сигарету в ведро с тротилом, как детективы в истории «К вопросу о вреде курения» («Семь пядей под козырьком»), и взлетает на воздух. В этом случае в высшей степени маловероятно, что ребенок последует по его стопам. Влияние фактора окружения отрицается действием, повлекшим присуждение Премии Дарвина. И снова нам приходится сделать вывод, что мужчины, имеющие потомство, могут на равных участвовать в борьбе за эту награду.

И наконец, отпрыск, унаследовавший злополучный ген, рано или поздно и сам «отличится». Так что правила не дисквалифицируют тех из номинантов, кто уже успел стать отцом.

Роль тестостерона в воспроизводстве рода человеческого давно и хорошо известна, однако он играет значительную роль и в проявлениях глупости в различных ситуациях. Это показываютнаши истории .

Читать/смотреть далее

Исторические Премии Дарвина

Истории, представленные в этой главе, повествуют о злоключениях военных и полицейских. В вооруженных силах бытует огромное количество баек, передаваемых из уст в уста и дошедших до нас сквозь поколения людей, облаченных в форму. Эти рассказы навели нас на мысль о необходимости учреждения ретроспективных Премий Дарвина для тех, кто особо отличился на протяжении нашей двухтысячелетней истории. Вот некоторые из них:

Аттила, правитель гуннов, является одним из наиболее известных злодеев, каких только знала история человечества. К 450 году до нашей эры он завоевал всю Азию, разграбив и разрушив ее города и веси. Любопытно, что этот кровожадный субъект умер в свою брачную ночь от кровотечения из носа. Оно началось еще во время свадебного пира, где он поднял тост за свою удачу, но, будучи возбужден и пьян, он не обратил внимания на такую мелочь. Кровотечение между тем усиливалось, и все кончилось тем, что он испустил дух, захлебнувшись собственной кровью.

Тихо Браге, датский астроном XVI века, чьи исследования помогли сэру Исааку Ньютону создать теорию всемирного тяготения, безвременно простился с жизнью из-за того, что вовремя не посетил туалет. В те времена покинуть стол до окончания пира означало нанести тяжкое оскорбление хозяину дома. Забыв облегчиться до начала пира, Браге еще более усугубил проблему принятием слишком большого количества горячительных напитков. Будучи человеком крайне учтивым, он так и не посмел попросить дозволения выйти из-за стола. В итоге его мочевой пузырь лопнул, и, промучившись 11 дней, астроном скончался.

Фрэнсис Бэкон, влиятельный государственный деятель, философ, писатель и ученый XVI века, умер из-за того, что набивал снегом выпотрошенную курицу. Ему пришло в голову, что для сохранения мяса можно вместо соли использовать снег, и он попытался проверить свою теорию. В результате эксперимента курица так и не замерзла, зато замерз сам Бэкон.

Жан-Батист Люлли, композитор XVII века, писавший музыку по заказу французского короля, погиб от избытка преданности своему делу. Однажды во время репетиции очередного концерта он так разгорячился, что, стукнув тростью об пол, пробил собственную ногу и умер от заражения крови.

Некоторые из популярных легенд о номинантах на историческую Премию Дарвина являются вымыслом, как, например, та, что касается обстоятельств смерти знаменитой русской монархини:

Екатерина Великая, правившая Россией в XVIII веке, пользовалась вполне заслуженной репутацией

Распространенная байка гласит, что императрица погибла, занимаясь любовью с жеребцом: якобы веревка, удерживавшая его на месте, лопнула, и он рухнул прямо на Екатерину. Однако это неправда. Отличаясь исключительной любовью к сексу, она тем не менее предпочитала двуногих партнеров, а слух этот, возможно, был намеренно распущен недоброжелателями, не одобрявшими ее претензий на место в истории.

Когда-нибудь истории, с которыми вы собираетесь ознакомиться, появятся в домене «Исторические Премии Дарвина», но наш совет: не ждите — насладитесь ими прямо сейчас, когда они еще свежи.
Читать/смотреть далее

Лемминги-самоубийцы

В одной детской истории рассказывается о юном лемминге, который пристает ко всем с вопросом: «Почему все лемминги в пятницу бросаются вниз с утеса?» Он спрашивает сову. Он спрашивает своего отца. Он спрашивает кота. Он спрашивает каждого, кто попадается ему навстречу. Но никто ничего не знает. Они говорят: «Все лемминги так делают».

Вроде бы общеизвестно, что, когда популяция леммингов достигает некоторого критического максимума, они совершают массовые самоубийства, бросаясь в океан или прыгая вниз с утеса.

Самоубийства леммингов иногда приводятся в качестве аргумента против теории эволюции. В целой стае леммингов, упрямо движущейся навстречу собственной смерти, теоретически должно быть хоть сколько-нибудь «разумных» особей, отказавшихся последовать за вожаком. Кто же будет преобладать в последующем поколении? Конечно, потомки тех самых, «разумных»! А после нескольких подобных инцидентов они должны были бы составлять все 100% популяции.

Как же эволюция могла пойти неверным путем?

Ответ прост. Лемминги и не думают совершать никаких самоубийств. Чрезмерное увеличение их популяции приводит к массовым миграциям, в процессе которых часть животных погибает. Кого-то из них случайно сталкивают с обрыва сородичи, кто-то тонет, приняв океан за реку. А легенда о самоубийствах обязана столь долгой жизнью вышедшему на экраны в 1958 году диснеевскому документальному фильму «Белая пустыня», в котором показаны лемминги, прыгающие с утеса.

Все животные (к которым, не будем забывать, относится и человек) подвержены одному и тому же процессу эволюции. Поэтому у каждого биологического вида могла бы быть своя Премия Дарвина. Другой вопрос, что присуждать ее должны бы были представители того же самого вида. «Человеческая» же версия Премии Дарвина присуждается за то, что кажется смешным именно с точки зрения нашего вида. Поскольку нам трудно соотнести мышление братьев наших меньших со своим собственным, мы не видим ничего смешного в их недомыслии, которое приводит к смерти. Поэтому животные, не принадлежащие к виду Homo Sapiens, не могут стать номинантами на «нашу» Премию Дарвина.

А животные нашего вида могут и, надо сказать, не упускают этой возможности, о чем и свидетельствуют нижеследующие истории. Читать/смотреть далее

Может ли животное стать лауреатом Премии Дарвина?

Ответ простой — нет. Премия Дарвина присуждается за улучшение генофонда человека, а не генофонда животных. Но изменится ли что-нибудь, если просто заменить понятие «генофонд человека» на понятие «генофонд своего вида»?

Для того чтобы стать лауреатом Премии Дарвина, необходимо прежде всего выказать незаурядную глупость. А необходимым условием возникновения глупости является, в общем-то, наличие разума.

Животные, конечно же, могут быть очень умными. Легендарная колли Лэсси научила нас, что лучшие друзья человека достаточно сообразительны, чтобы позвонить по номеру 911 и в случае необходимости вызвать помощь. В одном из сюжетов английского телевидения рассказывалось о дьявольски хитрой лисе. Преследуемая охотниками с собаками, она пересекла электрифицированную железнодорожную линию. В результате четыре собаки погибли от электрошока, десять — попали под поезд, сама же плутовка благополучно исчезла.

Очевидно, что животным свойствен определенный уровень развития. Однако при всем своем уме они практически лишены способности анализировать альтернативные варианты поведения. Поэтому то, что глупо для человека, отнюдь не глупо для собаки. Когда человек сует голову в пакет из-под чипсов, чтобы подобрать крошки со дна, и погибает от удушья, это может быть смешно. Если то же самое происходит с собакой — это просто печально.

Если животное претендует на Премию Дарвина, то причина его смерти должна соответствовать уровню его развития. Например, когда птицы пытаются пролететь через стекло, это ошибка не дарвиновского калибра. Но, неоднократно пытаясь склевывать блох со спящей кошки, они играют на равных с природой, и здесь отбор действительно можно считать естественным.

Животные и в самом деле могут быть глупы, даже если учитывать их ограниченные (по сравнению с человеком) возможности. Куры топчут друг друга насмерть в борьбе за возможность поймать падающие с потолка капли, в то время как вокруг полно той же самой воды. Десять овец, одна за другой, будут следовать за своим вожаком, даже если видят, что тот свалился с обрыва. И мы с трудом можем представить себе других овец и кур, наблюдающих за всем этим со стороны, качающих головами и смеющихся над глупостью своих сородичей.

Однако смех смехом, а нужно признать, что употребление слова «глупость» в подобных ситуациях во многом продиктовано нашим антропоморфизмом. На самом деле это лицемерие. Ведь мы выводили домашних животных в расчете на послушание, а не на интеллект. Есть мнение, что человек стал самым разумным существом на Земле благодаря постоянной конкуренции со своими более «продвинутыми» собратьями. Кроме того, домашние животные живут в искусственных условиях, подчас значительно отличающихся от естественной среды обитания. А многие опасности, с которыми им приходится сталкиваться, природе даже и не снились. Читать/смотреть далее

Как пользоваться сайтом

Эти истории совершенно необязательно поглощать «в один присест». Каждая из них подобна деликатесу, вкус которого в полной мере ощущаешь лишь в маленьких порциях, первая может заставить вас громко хохотать, но после десятой восприятие, как правило, притупляется. Поэтому для получения максимального удовольствия мы рекомендуем вам ограничиться одной главой в день.

Помните, что история, которая кажется вам смешной, у других людей может вызвать негативные эмоции, и наоборот. Как показывают опросы читателей, в своем стремлении проиллюстрировать процесс эволюции нам обычно удается найти золотую середину между юмором и ужасом. Если вы находите, что мы не правы, вы можете перевернуть страницу и наслаждаться следующим «интеллектуальным изыском».

Мы надеемся, что, изучив эти перлы, вы также начнете получать удовольствие от предлагаемой концепции эволюции. Читать/смотреть далее